Разобраться в себе непросто. Пришлось пережить боль, страх, разочарование, чтобы понять, что для меня действительно важно. К счастью, рядом со мной был надежный друг... Я опять не могла ничего есть.

​И в горе и …

​И в горе и …

Разобраться в себе непросто. Пришлось пережить боль, страх, разочарование, чтобы понять, что для меня действительно важно. К счастью, рядом со мной был надежный друг...

Я опять не могла ничего есть. При одном взгляде на еду мутило так, будто часа полтора ехала по горному серпантину.
- Что, снова плохо? - сочувственно спросил Кирилл, обнимая меня за плечи, от его прикосновения затошнило еще больше, пришлось бежать в туалет.
Потом, умываясь, взглянула на себя в зеркало. Ну и вид! Щеки впали, под глазами темные круги...
Кирюха караулил возле двери. Он, как всегда разумно, предложил:
- Давай попробуем по максимуму исключить продукты и запахи, к которым ты наиболее чувствительна. Тогда будешь меньше мучиться от токсикоза. От чего тебе особенно плохо, как ты считаешь?
- От запаха твоего одеколона, - буркнула я из вредности, хотя на самом деле прекрасно знала, что дело не столько в парфюме, сколько... в самом супруге: меня мутило, когда он ко мне прикасался, когда начинал говорить, когда просто находился в одном помещении со мной!
- Ладно, перестаю пользоваться одеколоном, пока ты в положении, - сказал Кирилл, чмокнув меня в нос, что вызвало очередной приступ тошноты.
Я поплелась в комнату, завалилась на кровать. Попробовала читать, но буквы расплывались перед глазами. Неужели опять реву?
Самое ужасное, что ни с кем не могла поделиться той душевной болью, которая меня съедала. Что бы мне сказала мама, если бы узнала, что ношу под сердцем ребенка не от мужа, а от любовника? Вероятно, пригласила бы священника, чтобы изгнал бесов из ее непутевой дочери. А лучшая подруга Катя наверняка начала бы агитировать срочно развестись. Мол, это же так подло - обманывать благоверного... Как будто я сама не знала! Тут еще, как на грех, зазвонил мобильник. Конечно же, Катька! Легка на помине...
- Что делаешь, отдыхаешь? Ну-ну, отдыхай, тебе сейчас надо. Ой, что вчера было-о-о!
Я не очень вслушивалась в ее рассказ. Подруга трещала без умолку. О каких-то совершенно далеких сейчас от меня вещах: ночном клубе, своем новом парне, который чуть не устроил драку, еще о чем-то... Я очнулась на фразе:
- И тут вдруг увидела того парня... Ну, помнишь, неотбиваемого? Так вот, именно он и помог загладить скандал.
«Неотбиваемый»! Ведь так мы с Катей окрестили Мишу, когда он с нами познакомился... Как давно это было! ...Пробегав по магазинам часа три, мы с подругой присели в сквере на скамейку. Народу было мало, поэтому я еще издали заметила его. Черноволосый высокий красавец в яркой футболке... Прошел мимо нашей лавки, глянул на меня, будто ожег взглядом. Мне стало жарко, потом сразу холодно... Не сдержалась, посмотрела ему в спину.
И тогда он... замедлил ход, а потом и вовсе остановился. Развернулся и направился к нам.
- Девушки, извините, хоть и неудобно к вам обращаться, но... - начал, приблизившись и доставая из кармана мобилку. - Закончились деньги на счету, а надо срочно позвонить. Можно одолжить у вас телефончик?
Мы неуверенно переглянулись, потом бойкая Катерина заявила:
- Ладно, но с одним условием: вы сядете между нами на скамейку. А то еще сбежите с мобилкой!
Мне стало неловко за подругу. Видит же, что вполне приличный человек, вряд ли он станет красть аппарат. Но брюнет не смутился. Присел между нами и ответил в тон:
- Договорились, хотя я рискую больше вас. Почем мне знать: может, вы сейчас со мной начнете флиртовать!
- У вас на пальце кольцо, - фыркнула Катя, - а мы чужих мужей не отбиваем!
Незнакомец посмотрел почему-то не на подругу, а прямо мне в глаза:
- Меня не так-то просто отбить. Для этого надо обладать особыми данными.
Я почувствовала, как краска заливает лицо. Чтобы скрыть смущение, достала свой телефон и подала его мужчине. Он сделал звонок, поговорил коротко, еще раз извинился и предложил «компенсировать неудобства», угостив нас мороженым. Мы, смеясь, согласились. Незнакомец принес нам по эскимо, сел рядом с нами и представился:
- Меня зовут Михаил. А вас?
Я замешкалась с ответом. В самом деле: ну зачем знакомиться со случайным прохожим, если не планируешь продолжать общение. А я вовсе не планировала, только женатика мне не хватало!
Но зато Катя щебетала вовсю. Умудрилась за пять минут рассказать совершенно постороннему человеку о нас все. Ну, почти...
Подруга даже не заметила, что Михаил на протяжении всего - ее рассказа смотрел только на меня. Причем смотрел так, что я, окончательно смутившись, поднялась со скамейки:
- Что ж, приятно было познакомиться, а сейчас извините, Михаил, мы очень спешим.
Еще пару дней мы вспоминали «неотбиваемого» Мишу, Катя со смехом, я - с внутренним трепетом. Потом история постепенно забылась. А спустя какое-то время прозвенел звонок. Посмотрела на экран мобилки: какой-то незнакомый номер.
- Наташа, здравствуйте, это Миша. Помните, мы ели мороженое на лавочке в сквере? Ну вот. Мой друг — тот, которому звонил с вашего аппарата, заинтересовался, что за исходящий номер у него в списке. Я вспомнил о вас, попросил продиктовать цифры, решил позвонить. Как ваши дела? Оказывается, у него чарующий, бархатный, с хрипотцой голос (и почему при первой встрече не заметила?). Пролепетала в ответ что-то невразумительное, но Миша вовсе не смутился и как, ни в чем, ни бывало, пригласил меня в кафе.
- Вы зовете нас с Катей вместе? - уточнила я.
- Нет. Только вас. Видите ли, у меня завтра день рождения, а провести его не с кем.
- Почему же не отметите с семьей и друзьями?
- Семья уехала, друзья заняты, - коротко пояснил он.
Я зажмурилась, ущипнула себя за запястье и выдала:
- Извините, но у меня на завтра другие планы.
А когда из трубки донеслись короткие гудки, подумала, что только что совершила самую большую глупость в своей жизни. Или, может, наоборот - самый разумный поступок?
Добровольно отказалась от романа с «женатиком», причем этот самый «женатик» мне очень понравился...
Но видимо, кто-то свыше решил еще раз испытать мою рассудительность. Через два дня, стоя в очереди в магазине, услышала сзади тот самый голос: «Вам не кажется, что это судьба?» Я обернулась. Конечно, это был Михаил!
Он снова пригласил меня в кафе, и отказать ему вторично, разумеется, не смогла.
А потом закрутилось-завертелось. Да так стремительно, что я не успевала ни о чем подумать. Жила только чувствами. Прикосновениями тонких сильных пальцев к моему телу, звуками, которые Миша издавал в момент страсти, вкусом его губ... Все это было похоже на сладкий сон. Пробуждение оказалось мучительным. Как-то утром, глядя на список пропущенных звонков, Михаил пробормотал:
- Черт, мне же сегодня жену с дочкой в аэропорту встречать! Малыш, извини, должен собираться.
Поцеловал меня в щеку и стал торопливо одеваться. А у меня было такое чувство, будто небо рухнуло на землю.
- Ты... мы... а как же мы? - спросила дрожащим голосом. Миша поморщился:
- Малыш, ты же умница, все прекрасно понимаешь.
Да, я понимала. В тот момент я уже отлично понимала все! Что меня использовали, а теперь выбрасывают из своей жизни, как старую тряпку из прихожей. Но, боже мой, неужели он все это время притворялся? Разве возможно так притворяться?!
- Я еще позвоню! - сказал Миша уже на пороге.
- Нет, не звони. Не надо.
Он чуть притормозил, посмотрел на меня внимательно:
- Ты уверена? Ну что ж...
...Я вынырнула из воспоминаний только тогда, когда Катя, попрощавшись, нажала отбой.
Направляясь на кухню за очередной порцией витаминов, которыми так заботливо снабжал меня супруг, в который раз удивилась, что наша связь с Мишей так и осталась тайной для моей лучшей подруги. Как я смогла себя не выдать, непонятно. Ладно, когда мы расстались в первый раз, но потом!
...Потом от отчаяния вышла замуж за Кирилла. Вернее, тогда казалось, что поступаю очень разумно и предусмотрительно. Парень неглуп, не противен мне, довольно обеспечен и, главное - он от меня без ума. Так надоело только отдавать любовь, что захотелось узнать, каково это - ее получать, чувствовать себя лучшей, единственной... Словом, Кирюха идеально подходил на роль супруга. Через пару месяцев после свадьбы он стал заговаривать о ребенке. Я не отказывалась, хотя и не горела желанием. Просто понимала, что мужчине хочется иметь наследника. Особенно от женщины, которую он боготворит. А потом... опять встретила Михаила. Случайно, так уж повелось...
Шла себе по улице, и вдруг рядом со мной притормозила машина. Дверца распахнулась, я услышала до боли знакомый голос: «Привет, малыш!»
По дороге говорили обо всем и ни о чем, тщательно избегая главной темы. Я попросила остановиться за два квартала до моего дома. Миша удивился:
- Зачем тебе так далеко идти пешком?
- Затем, что я замужем и мне не хочется, чтобы муж увидел меня с посторонним мужчиной.
Старалась, чтобы фраза прозвучала легко, шутливо. Но после нее возникла неловкая пауза. Машина уже стояла у обочины, а я все никак не могла заставить себя выйти. Он приблизил ко мне свое лицо:
- Я тебя часто вспоминал. Помню тебя... всю...
Голова закружилась, и... я позволила мозгам отключиться. Будь что будет! Главное - сейчас, в этот самый момент, мужчина, которого так отчаянно люблю (да-да, до сих пор!), рядом. Хочу, чтобы это «сейчас» длилось вечно... ...Что беременна, поняла сразу. И сразу поняла - от кого. Наверное, другая женщина чувствовала бы растерянность, а я летала от счастья. У меня будет ребенок! Ребенок Миши!
Чувства чувствами, однако, предстоял очень трудный разговор. Даже два: сначала с Мишей, затем - с мужем. «Если любимый скажет, что не желает разводиться, - рассуждала я, - ну что ж... Буду растить малыша сама. Мало ли теперь матерей-одиночек». / На всякий случай настраивала себя на то, что Михаил начнет оправдываться, обвинять меня, жалеть свою жену, которая «без него пропадет». Но такой реакции, какая на самом деле последовала, точно не ожидала!
- Я не знаю, что сказать... - пролепетал любовник.
В тот момент мой любовник выглядел, как маленький жалкий котенок, случайно свалившийся в глубокую яму. Он не знал, что сказать! Десяток заготовленных фраз мгновенно вылетел у меня из головы. Я просто не представляла себе, что Миша вот так, легко и просто, переложит всю ответственность на женщину. Даже не попытавшись изобразить из себя мужчину!
Мое намерение рассказать мужу всю правду и уйти от него испарилось, как только начала разговор, вернувшись, домой. «Кирилл, у меня две новости. Одна - это то, что я беременна...» - и замолчала, не закончив. Да и как можно было продолжать, если супруг засиял от счастья?! Схватил меня на руки, закружил по комнате, осыпал поцелуями... В тот момент почувствовала, как вопреки логике, физиологии и медицине, крохотный, не больше червячка, ребенок в животе зашевелился.
В самом деле, размышляла позже, отчего я должна обрекать своего малыша на безотцовщину? Да, я обманула мужа. Да, это подло и гадко, но сделала это ради ребенка, ради его будущего. Кирилл будет замечательным папой. А я сохраню секрет...
Если бы знала тогда, как это тяжело - лгать каждый день, каждую минуту. Изображать нежность, обсуждать убранство детской комнаты, выбирать роддом. И представлять, будто рядом со мной не муж, а тот, чьего ребенка я вынашивала. К концу срока успокоилась, перестала рыдать каждую ночь, мне перестал сниться Миша. Была готова смириться. И надо же было ему позвонить накануне родов!
- Привет, как дела? - эта дежурная фраза всегда казалась мне наделенной особым смыслом.
- В порядке, - голос предательски дрогнул. - Как ты?
Он принялся рассказывать что-то о своем последнем путешествии, о том, как подцепил ветрянку (это в его-то возрасте!), еще о какой-то ерунде. Делал между фразами паузы - наверное, ждал сообщения о том, что сделала аборт. Я молчала. А положив трубку, принялась наматывать круги по роддомовскому коридору. Это была единственная возможность хоть как-то успокоиться.
- Не бегай ты так, - сказала дежурная медсестра. - А то, не ровен час, родишь прямо в коридоре.
Она была права: очень скоро я почувствовала схватки. Антон родился крикливым, красненьким и ужасно некрасивым, как маленький лягушонок. Пока не придумала для него имя, так и называла - Лягушонок.
В первые сутки, чуть отдохнув после родов, я подошла к детской кроватке и неотрывно смотрела на своего Лягушонка всю ночь. Меня переполняло какое-то необъятное, доселе неведомое ощущение счастья. Вот он, самый главный мужчина в моей жизни. И он никогда, никогда не предаст! Когда муж попытался взять у меня сына на пороге роддома, я ему не позволила. Еще чего: какое он право имеет прикасаться к моему ребенку?! Кирилл слегка удивился, но был так счастлив в тот день, что не стал протестовать. Правда, посмотрел на меня как-то странно - так, как никогда раньше не смотрел.
Потом я часто ловила на себе этот странный взгляд, словно муж видит меня впервые и не совсем уверен в том, кто я есть на самом деле. Наконец не выдержала и спросила:
- Кирилл, в чем дело?
- Наташенька, все в порядке, - успокоил супруг. - Просто мне кажется, что ты слишком уж заботлива. Тебе надо и о себе подумать. Мамочка тоже должна отдыхать, высыпаться. Зачем вскакиваешь посреди ночи и отбираешь у меня Антошку? Я вполне в состоянии его успокоить и понянчиться с ним.
Пришлось отвернуться, чтобы не заметил, как исказилось мое лицо. Неужели догадался? Нет, не может быть! А прав Кирюха только в одном: всякий раз, когда он приближается к ребенку, меня охватывает гнев. В конце концов, по какому праву этот человек пытается ухаживать за моим сыном?! „
- Слушай, тебе надо отдохнуть, - сказала Катя, навестив меня как-то в выходной. - Давай пойдем вместе в кино в воскресенье.
- Да, хорошая идея. Позвоню маме, она за Антошкой присмотрит.
- Зачем дергать маму? - удивилась подруга. - Кирилл вполне справится, все-таки отец.
Я изо всех сил старалась не выдать, как меня покоробило слово «отец» применительно к мужу. Он?! Отец?!
- Понимаешь, мужики все-таки не годятся в няньки, - наконец нашла что сказать, а Катя оглянулась на дверь в комнату и произнесла вполголоса:
- Наташка, тебе надо срочно менять поведение. Ты же Кирилла не подпускаешь к малышу, и выглядит это очень странно. Если бы я не знала, что у вас прекрасные отношения, то подумала бы, что...
- Что бы ты подумала? Начала говорить, так продолжай? - не выдержала я.
- Я бы подумала, что Антошка вовсе не сын твоего мужа, - ответила Катя. - Ты ведешь себя так, будто Кирюха вообще посторонний мужчина. Вот ответь: когда у вас в последний раз был секс? Молчишь, не можешь вспомнить? То-то же... Я помешала ложечкой остывший чай.
- Ладно, психолог доморощенный, давай сменим тему, - отреагировала с напускным спокойствием. - Так уж и быть, в воскресенье оставлю ребенка на супруга.
А ночью опять не могла спать. Не только потому, что ныла правая грудь, к этому я уже привыкла. Просто пыталась понять, что же мне делать дальше. Чувствовала, что так продолжаться не может. Ребенку уже полгода, а я все никак не могу смириться с тем, что именно Кирилл называет его сыном. «По сути, - уговаривала себя, - муж и есть отец Тошки, пусть и не по крови. Настоящему папаше на мальчика наплевать, а этот мужчина растит малыша, как родного, трогательно заботится о нем... Да, надо меняться. И не стоит ждать завтрашнего дня, нужно налаживать отношения с супругом прямо сейчас».
Подумав так, подвинулась к Кириллу, обняла его за талию, поцеловала в шею. Он, сонный, повернулся ко мне, его рука легла на мое бедро, двинулась выше... С утра благоверный легкомысленно заявил, что прогуляет работу, и обнял меня так крепко, что затрещали ребра.
- Дурачок, поломаешь ведь! - рассмеялась я.
Странно, но в тот миг действительно ощущала себя счастливой. Постоянное напряжение вдруг отпустило, даже стало легче дышать. Неужели после того, что было ночью между мной и Кириллом? Да, странно...
- Наташка, ты не хочешь показаться врачу? - сказал вдруг муж за обедом. - Я, конечно, не специалист, но мне кажется, что у тебя на правой груди какое-то уплотнение, вроде шарика под кожей.
Тогда как-то не придала большого значения его словам. Но когда вновь почувствовала боль под мышкой, решила все, же сходить в клинику. Вдруг у меня какой-нибудь гормональный сбой? В таких случаях всегда лучше перестраховаться...
- Пока трудно сказать что-то о характере опухоли, - резюмировал маммолог. - Будем надеяться, что она доброкачественная. Не волнуйтесь, не вы первая, не вы последняя. Вырежем ее, проверим, и всех делов.
Однако провожая нас с мужем к двери, доктор попросил Кирилла ненадолго задержаться в кабинете. Детский сад, смешно, ей-богу! Будто я дурочка и ничего не понимаю!
- Ведь это не доброкачественная опухоль, правда? - спросила мужа по дороге домой.
У Кирилла исказилось лицо, он ответил довольно грубо (хотя ему это не свойственно):
- Перестань каркать, еще ничего не известно!
Тем не менее, прозвучало неубедительно. Но я не стала допытываться, все равно правды не скажет. В тот момент еще не была окончательно уверена в том, какая у меня опухоль: злокачественная или доброкачественная. Но зато точно знала, отчего появилась болезнь. Просто за все в этой жизни приходится отвечать. Во-первых, я изменила мужу, повесила на него чужого ребенка. А во-вторых, продолжаю обманывать. Столько времени живу во лжи, что, рано или поздно возмездие должно было свершиться.
Странно: впервые с того момента, как узнала о беременности, я подумала о том, что чувствует мой Кирилл. И как бы отреагировал, если бы сказала ему правду. Ушел бы? Вряд ли: слишком любит меня и сына. Стал бы донимать придирками, скандалами, превратил бы мою жизнь в ад? Возможно. Но и его жизнь превратилась бы в ад. И всякий раз, глянув на любимого Антошку, он представлял бы меня в объятиях другого. Мне ли не знать, как это больно! Проанализировав возможные последствия своих признаний, решила все-таки молчать. Операция прошла, как сказали врачи, «вполне успешно», оставалось только ждать и надеяться, что больше новообразований не появится.
Кирилл, забирая меня из больницы, возбужденно говорил:
- А мы с Антошкой приготовили такой сюрприз! Вот увидишь, тебе понравится!
Я зашла в квартиру, муж крикнул теще: - Мы уже тут!
Мама вышла в коридор с Тошей на руках. Как он вырос за то время, пока я валялась на больничной койке! Поставив малыша на пол, мамуля сказала: «Антончик, мама приехала!» Сын засмеялся, протянул ко мне ручонки и... сделал несколько шагов. Я подхватила его, чуть не разрыдавшись. Мой мальчик делал первые шаги! В тот момент подумала: «Теперь все у нас будет хорошо!» Увы, чудес на свете не так уж много, и встречаются они реже, чем хотелось бы...
Очередное обследование, курс химиотерапии, затем еще один... Тошка начал потихоньку привыкать к тому, что видит мать только в палате с белыми стенами... Кирилл осторожно заговорил о клинике в Израиле, но я прекрасно понимала, что мы не потянем финансово. Что ж, значит, пора умирать?.. Ну, если так, то следует перед смертью раздать все свои долги.
Странно: за последние пару месяцев я ни разу не вспомнила Мишу. Глядя на сына, не находила сходные с настоящим отцом черты. Наоборот: стало казаться, что Тошка похож на Кирилла. Да, у малыша другая форма носа и овал лица, но когда он смеется, то прищуривает левый глаз - совсем как Кирилл. Наверное, пытаясь оправдать свой обман, я занималась самовнушением?..
Так или иначе, все же решилась позвонить Михаилу. Если (когда) я умру, он сам решит, принимать ли участие в воспитании своего ребенка. Но я обязана произнести эти слова вслух: «У тебя есть сын. Его зовут Антон, и очень скоро он останется сиротой».
...Миша взял трубку не с первого раза. Фоном звучала музыка, слышались голоса. - Извини, не могу сейчас говорить, - быстро произнес он. - У дочки день рождения, гости собрались. Я тебе позвоню завтра... Нет, черт, завтра улетаю. Ну, когда прилечу, обязательно наберу. Или у тебя что-то очень-очень срочное?
- Да нет, так, пустяки... - и нажала кнопку отбоя.
Что ж, видно, не судьба. Однако перед мужем я должна быть честной. Если - (когда) я умру, Кирилл, конечно, какое-то время будет страдать от моей измены, но вскоре боль утихнет. А Тошку он никогда не бросит, это твердо знаю. Муж подошел сзади, обнял меня за плечи.
- Этот шарфик мне нравится больше, - прошептал в ухо. - Он под цвет твоих глаз.
- По-моему, без разницы, что на лысую голову наматывать...
- Не скажи. Ты в этом шарфике такая сексуальная... Я отстранила Кирилла, посмотрела ему в глаза:
- Мне надо тебе кое-что сказать. Кое-что важное.
- Мне тоже. Чур, я первый, - улыбнулся муж. - Замечательная новость: отправил твои документы в клинику в Израиле, и сегодня пришел ответ. В общем, так: они берутся за лечение, и это будет не так дорого, как мы думали. В конце концов, я нашу дачу никогда не любил. Какое еще наслаждение природой, если ты и так живешь в кирпичном доме со всеми удобствами в паре километров от города!
- Постой-ка, ты что, продал дачу? - перебила я Кирилла.
- Представляешь, нашелся чудак, который ее купил! - весело рассмеялся муж. - В ближайшие дни займусь оформлением документов. Ну, а ты чего молчишь? Что хотела мне сказать такое важное?
Я посмотрела Кирюше в глаза:
- Хотела сказать, что очень, очень тебя люблю.
Он обнял меня, поцеловал в макушку, через этот дурацкий шарф:
- Ты мне еще никогда не говорила таких слов. Никогда, даже перед свадьбой.
- Тогда я даже не догадывалась, что так сильно тебя люблю... - прошептала я.
Сколько мы простояли, прижавшись, друг к другу, не могу сказать. Я с удовольствием вдыхала запах его одеколона (неужели когда-то он мне не нравился?) и чувствовала умиротворение. Потом произнесла:
- Слушай, Кирилл... Если... вернее, когда я выздоровею, мы обязательно должны все вместе сходить в зоопарк. Я сто лет не была в зоопарке!
Нравится
Не нравится

Отзывы

Нет отзывов. Ваш будет первым!
Сайт инвалидов поздравляет всех с Новым 2012 годом!

Войти на сайт

Дуэли