Сколько себя помню, мама всегда была очень суровой и требовательной по отношению ко мне и моему брату. Она не умела держать себя в руках. Достаточно было какой-нибудь мелочи, чтобы родительница устроила скандал.

Родителей не выбирают

Родителей не выбирают

Сколько себя помню, мама всегда была очень суровой и требовательной по отношению ко мне и моему брату. Она не умела держать себя в руках. Достаточно было какой-нибудь мелочи, чтобы родительница устроила скандал. Когда у нее случался очередной приступ неконтролируемого гнева, всем, кто оказывался в тот момент дома, доставалось по полной.. Жить с таким непредсказуемым человеком нелегко. Постоянно находишься в напряжении, все время боишься наказания, ведь что бы ни сделал - будешь виноватым.


Поэтому я мечтала поскорее окончить школу и уехать от родителей. Когда стала встречаться с Колей, долго не раздумывала. Через полгода вышла за него замуж, и мы поселились на другом конце города в квартире, которая досталась моему мужу в наследство от тети.


С родителями почти не виделась, но раз в неделю звонила им - узнать, все ли в порядке. Папа перенес серьезную операцию, поэтому волновалась о его здоровье. Честно говоря, он был мне ближе, чем мама, по отношению к которой я чаще всего испытывала страх. Кроме того, мать обожала сочинять разные истории и выдавать их за действительное. Вероятно, делала это, чтобы оказаться в центре внимания.


Самое смешное (или грустное?) заключалось в том, что истории эти она повторяла по несколько раз, забывая подробности и постоянно придумывая что-то новое, противоречащее предыдущей версии. Во время семейных встреч вела себя так, будто она - истина в последней инстанции, а все остальные - дураки. Члены семьи привыкли к ее поведению и даже не пытались ловить маму на лжи. Просто смирились: такой уж у нее характер. В своих рассказах она всегда представляла себя человеком, обиженным судьбой, вспоминала «тяжелое детство», правда, каждый раз по-новому. Но вместе с тем, не помнила (или не желала помнить), как жестоко порой обращалась со мной и с моим братом, когда мы были маленькими. Однажды я упрекнула мамашу в том, что она нас била. Господи, сколько было возмущения! Мол, как я посмела такое придумать, как могу наговаривать на родную мать... Но я прекрасно все помню. Когда тебя бьют в детстве, потом больно всю жизнь...


Как-то мама отправила меня за покупками. Мне тогда было десять лет. Она дала список того, что нужно купить. В магазине я сложила все покупки в корзину. Возле кассы увидела жевательную резинку в красивой упаковке. Не удержавшись, купила две: одну - для брата, а вторую - для себя. А когда вернулась домой... Никогда не забуду, как родительница тогда рассердилась на меня за самостоятельность. Она схватилась за ремень!

- Не смей больше забирать себе сдачу! - кричала мать и безжалостно лупила меня.

И хотя я пыталась увернуться, на теле остались огромные синяки. Поэтому на следующий день не пошла на физкультуру. Было стыдно, что кто-то их увидит. Уж лучше получить двойку за отсутствие спортивного костюма. Мама постоянно повторяла, что я безнадежна. Что бы я ни сделала, она всегда оставалась недовольна. Младший брат тоже не раз получал ремнем. Правда, он не был таким покорным, как его сестра. Мог, например, заявить матери, что не просил его рожать. Или что сбежит из дому при первом удобном случае. И как ни странно, она в таких случаях обходилась без ремня. Может, боялась, что Алик и правда сбежит? Выходит, ее тоже могло что-то остановить... Но, увы, будучи ребенком, я об этом не задумывалась.


После побоев всегда мысленно повторяла, что ненавижу мамашу. Конечно, это было правдой лишь отчасти. Ненавидела ее лишь тогда, когда она нас била. А в остальное время... Ну, вы же сами понимаете: мама есть мама, как ее можно не любить... Однако я никогда ей не доверяла настолько, чтобы делиться своими проблемами и переживаниями. Все это либо держала в себе, либо рассказывала бабушке. Вот уж кого любила и кому доверяла полностью! Взрослея, постепенно училась избегать стычек с родительницей. К счастью, сейчас мое детство уже далеко в прошлом. Странно, правда?


Люди вспоминают эти годы с теплом и сожалением, что все закончилось, а я рада, что они остались позади... Наученная горьким опытом, ни разу не подняла руку на своих детей. Знала, что агрессия порождает агрессию. Кто-то может удержать ее внутри, как приходилось делать мне, а кто-то нет...


Когда я стала жить отдельно, то испытала огромное облегчение. Но было жалко папу. Только теперь поняла, как ему нелегко рядом с такой женой. Мать контролировала каждый его шаг, даже одежду отцу покупала ту, что нравилась ей. И никогда не спрашивала его мнения. Кажется, только раз в жизни он сам купил себе брюки. Мама тогда уехала в санаторий, и отсутствовала три недели. Папочка так радовался, сделав самостоятельную покупку! «Слушай, - рассказывал он мне по телефону, - наконец-то у меня такие штаны, как я люблю! Ну до чего же удобные!» Отца можно понять. Он не бунтовал потому, что хотел жить спокойно, и выбрал для этого самый простой способ - подчинился властной жене. Полностью отказался от собственных интересов, поскольку маме не нравилось, что муж часами просиживал в гараже и клеил модели кораблей. Однажды папе пришла в голову идея поехать на какую-то встречу моделистов. Это закончилось скандалом и двумя сломанными моделями.


И никуда он, разумеется, не поехал. И все-таки я удивлялась тому, что отец не уходил от матери. Терпеть столько лет, зная, что ничего не изменится?! Я хоть понимала, что, когда вырасту, вырвусь из этого кошмара, а он... Ведь если бы развелся, его бы никто не осудил, все родственники поняли бы. Но он, тем не менее, остался со своей Леночкой. Наверное, любил... А может, мать убедила его, что без нее он не сможет жить...

Папа привык к тому, что жена все делает за него. Ему не надо было принимать никаких решений.

Он всегда повторял:

- Я просто хочу жить спокойно.

- А тебе не кажется, что это слишком высокая цена? - спросила я у него однажды, уже, будучи взрослой.

- Нет. Как есть, так есть. Пусть все так и остается. Больше я не вмешивалась в жизнь родителей. Да и какое имею право?

А потом серьезно заболела моя любимая бабушка, папина мама. К счастью, она жила недалеко от нас. Уже много лет бабуля вдовствовала, но к сыну переезжать не хотела. Уверяла, что ей и так хорошо, а на самом деле наверняка боялась оказаться под одной крышей со своей невыносимой невесткой.

- Даже Гриша за меня не заступится, когда твоя мать начнет кричать, - говорила старушка. - Она топнет, а он спрячется в свою скорлупку, и все. Не так я его воспитывала, но что поделать... Гриша при ней ведет себя, как ребенок малый.

- Ничего тут не попишешь, - сказала я. - Это уже столько лет длится... Иначе они, видимо, не могут.

- Только жизнь друг другу портят, - вздохнула бабушка.


- Бабуля, но ты же не сможешь всегда жить одна, когда-то надо будет за тобой кому-то присматривать...

- Если стану совсем беспомощной, отдадите меня в дом престарелых. Но к твоей матери не перееду ни за какие коврижки! Уж лучше вообще оказаться на улице, чем жить рядом с такой...

- Бабуля, что ты говоришь?! - чуть не заплакала я. - Какая улица? У тебя же есть мы с Колей!

Моя мать и не думала заботиться о свекрови, говорила, что они слишком далеко живут. Я приезжала раз в неделю, в субботу, привозила продукты, стирала, убирала. Мне это было не в тягость, ведь бабуля с детства была моим самым близким другом.


Но однажды она позвонила мне в будний день, чего раньше никогда не случалось, и попросила:

- Оленька, приезжай, все болит. Не могу сама справиться. Я отпросилась с работы и поехала к ней. Старушка была совсем плоха, даже не могла встать с дивана. Я вызвала врача. Когда провожала его после осмотра, он сказал в коридоре:

- Увы, старость не лечится. Рецепт я, конечно, выписал, но... Ей нельзя оставаться одной. Есть, кому присмотреть за вашей бабушкой?

- Да, конечно! Спасибо вам, доктор!

- Может, пока не выздоровеешь, поживешь у нас? - предложила бабуле, закрыв дверь и вернувшись в комнату.

- Нет, Оленька, я не раз тебе говорила, что нельзя мне переезжать. Если суждено умереть, то лучше в своем доме.

- Бабуля, ну ты что? - всхлипнула я, обнимая ее. - Что за разговоры? Ты очень нужна мне, какое еще «умереть»?!

- Не волнуйся, моя девочка, - она погладила меня по голове. - Это я так, в общем


... После укола уже лучше. Бабушка хотела остаться у себя, хотя у нее так все болело, что она даже не могла встать и разогреть себе еду да приготовить чай.


Дома я поговорила с мужем. Мы с Колей решили все-таки уговорить бабулю побыть у нас. Слава богу, жилплощадь позволяла. Дети поступили в вузы в других городах. Сын жил в общежитии, а дочка снимала квартиру. Конечно же, рассказала 6 наших планах папе. В конце концов, это его мать, он должен быть в курсе.

- Хорошо, что так, - обрадовался отец. - А то я волновался, не знал, как помочь. Ты же знаешь, что они с Леной...

- Знаю, - перебила я, чтобы не заставлять папу говорить неприятные вещи. - Поэтому и взяла бабулю к себе.


После разговора поехала к бабушке. Ее состояние ухудшилось. Пришлось вызвать скорую. Думала даже, что если бедняжку госпитализируют, то это к лучшему: все-таки в больнице ей окажут профессиональную помощь. Но доктор сказал, что это не тот случай - лекарства от старости еще не изобрели. Сделал укол и посоветовал обратиться в поликлинику. Я решила взять отпуск, чтобы позаботиться о бабушке. Она больше не протестовала против переезда к нам. Когда мы приехали, Коля как раз вернулся с работы. Я постелила постель и помогла бабуле лечь.

- Спасибо вам, дети, - с трудом прошептала она и вскоре заснула, видимо, ужасно устала.


В тот же вечер позвонила мамаша, что меня удивило, ведь она не имела привычки интересоваться нашей жизнью.

- Ну что, забрали бабку к себе? - с вызовом спросила она.

- Да, бабушка сейчас спит, - ответила я, сделав ударение на слове «бабушка».

- Как была ты дурой, так и осталась, - заявила мать. - Ну, ничего, бабка еще даст вам прикурить, вот увидишь. Да вы же с ней с ума сойдете! Ты еще об этом пожалеешь!

- Мама! - я пыталась ее остановить, но куда там!

- А на что вы лекарства покупать будете? А врачам платить? Хотя... ты наверняка не просто так решила быть добренькой, знаю я, что у тебя на уме...


Не выдержав, я повесила трубку. Ну как так можно?! Ведь бабушка ей не чужой человек! А даже если бы и так, должна же быть хоть капля жалости к больной старушке! ...К счастью, бабуля стала поправляться. Очень медленно, но верно. Я следила, чтобы она регулярно принимала лекарства, готовила ей вкусную и полезную еду.


К нам каждый день приходила медсестра, делала бабушке уколы. Через неделю старушка встала с кровати. Правда, ходила по дому с палочкой, но чувствовала себя гораздо лучше. А две недели спустя заявила: «Можете уже отвезти меня домой, там привычнее, - и добавила: - Спасибо, дорогие детки! Без вас мне бы не выкарабкаться». Мы сделали так, как она хотела. А через два дня позвонила бабушкина сестра. «Странно, - подумала я, ведь мы практически не общались. - Может, она узнала о болезни бабули?» Поговорили о бабушке... А потом вдруг ее сестра выдала:

- Честно говоря, не понимаю, зачем вам продавать бабушкину квартиру...

- Какую квартиру? - удивилась я.

- Как это «какую»? Бабушкину, - повторила старушка. - Вы ведь взяли Люду к себе, правда? Твой папа - ее единственный сын, и недвижимость должна отойти к нему. Да и вообще, я считаю, что квартиру продавать в наше время глупо...

- Но мы ничего не собираемся продавать! - я не дала ей договорить. - Бабуля уже выздоровела и вернулась к себе. Переезжала к нам только на время... Ей нужна была помощь...


- Ну... Тогда не знаю, кому верить, - услышала я. - Твоя мама говорила мне совершенно другое...

- Ах, это мама тебе сказала... Тогда ясно...

- Ой, да я уже и не знаю, что думать, - растерялась бабушкина сестра. - Лена сказала, что вы специально пичкаете бабушку лекарствами, а потом продадите ее квартиру и заберете себе все деньги... Что ты все делаешь не просто так...

- Мне эти разговоры надоели, - окончательно рассердилась я. - Ты знаешь меня и знаешь маму. Сама решай, что думать. Я люблю бабушку и ухаживаю за ней совсем не ради квартиры. Да и кто, кроме меня, позаботится о твоей сестре? Уж не Лена ли, которой ты так веришь?!

- Ну вот я и удивилась, - пошла на попятный собеседница. - Поэтому тебе позвонила. Твоя мама, наверное, уже всем растрезвонила, что ты собираешься присвоить себе имущество отца. Она даже в суд подать грозилась...


Это было уже слишком! Я хотела бросить трубку, но вовремя сообразила, что бабушкина сестра не виновата. Мать настраивала всю семью против меня. Вот только зачем? Может, боялась, что они с папой не получат денег после бабушкиной смерти? Но ведь бабуля может спокойно прожить еще лет десять, рано делить ее имущество! Тем более что речь не о вилле у моря! И вообще, это бабушкино дело, кому и что она завещает.


Вечером рассказала обо всем Коле. Он, конечно, возмутился, ведь у нас и в мыслях не было присваивать квартиру. Мама перестала нам звонить. Может, узнала обо всем, и ей стало стыдно? Хотя вряд ли матери знакомо это чувство. А вскоре я еще получила эсэмэску от двоюродной сестры. Она, представьте, тоже мне написала, чтобы мы не продавали квартиру бабули. Как же я разозлилась! Ну чего они все ко мне прицепились? И никто даже не удосужился проверить, правду ли говорила моя мать! Без колебаний приклеили мне ярлык расчетливой внучки. Что за люди, ей-богу! Я старалась держаться, не показывать никому, что расстроена, но на самом деле мне было очень плохо.


Постоянно думала о том, почему мама так меня не любит, почему с самого детства воспринимает как врага? Чтобы заснуть, глотала снотворное, каждый раз, когда звонил телефон, дергалась - боялась снова услышать о себе какие-то гадости. А еще очень хотелось поговорить с папой. Несколько раз даже набирала номер, мысленно прокручивая, что ему скажу, но в последний момент трусила и нажимала отбой. Боялась, что он тоже верит во всю эту ложь обо мне. Однажды все-таки решилась и позвонила. Мать как раз вышла в магазин, поэтому мы могли свободно поговорить.

- Папа, надеюсь, ты не веришь тем глупостям, которые мама распространяет обо мне... - начала я.

- Нет, конечно, нет, Оленька. Твоя мама ведет себя все более странно. На нее как будто что-то нашло... Пытался ей объяснить, но она ничего не слушает. Только кричит...

- А ты просто хочешь жить спокойно? - не удержалась я, вспомнив его любимую фразу.

- Ой, Лена вернулась, - испуганно прошептал отец.


Я попросила его передать ей трубку. Так хотелось высказать все свои обиды, даже наорать на нее! Но я сдержалась.

- Привет, мама, - произнесла нейтральным тоном.

- Привет, - холодно ответила она и тут же со злостью спросила: - Что вы там с отцом задумали? Шушукаетесь за моей спиной? Решила переманить его на свою сторону?

- Знаешь что?! Можешь думать и говорить обо мне все что угодно, - сорвалась я, слезы набежали на глаза, комок подступил к горлу. - Но помни: я все равно тебя люблю, потому что ты - моя мама. И если хочешь знать, мы брали бабушку только на две недели! Она уже поправилась и вернулась к себе домой. Случилось бы что-то с тобой, нужна была бы помощь, я сделала бы то же самое! На какое-то время в трубке повисла тишина.


Потом мама прокашлялась и ответила:

- Тебе кто-то глупостей наплел, я ничего никому не говорила. Зато ты рассказываешь обо мне всякую чушь, а из себя изображаешь невинного ангелочка!

- Мама, я люблю тебя, помни это. Все остальное для меня не имеет вообще никакого значения! - Я положила трубку и разрыдалась.


Наверное, вся боль, которая накопилась во мне, вырвалась наружу. Слезы принесли облегчение. Я гордилась собой за то, что так повела разговор, но знала, что мои проблемы с мамой это, увы, не решит.


Через три дня позвонил папа. Сразу же предупредил, что он один дома, и мы можем спокойно поговорить.

- Что случилось? - спросила я.

- Оля, я больше не могу, - в голосе отца слышалось отчаяние. - Становится все хуже и хуже. Мама вообще разучилась говорить спокойно, все время кричит. Она такая агрессивная, что невозможно вынести. Наверное, с ней что-то не так.

- Может, нужно пойти к врачу?

Мама в больнице

Ведь мама в таком возрасте... У нее и так характер не сахар, а на гормональном фоне все обычно усугубляется, - вслух размышляла я. - Вот у моей подруги мать принимает специальные препараты для климакса, ей эндокринолог прописал... Думаю, маме тоже что-то посоветуют...

- Ты права, - согласился папа. - Надо ей обследоваться.

- Может, она и на меня все это наговорила из-за своего состояния. Организм перестраивается, психика не выдерживает... Хотя маме и раньше ничего не стоило оскорбить кого-то или унизить...

- То, что она выдумала про тебя, вообще в голове не укладывается. Ты стала для нее врагом номер один. Никакие объяснения не помогают...

- Пап, надо отвести маму к врачу. И это должен сделать ты. Прояви настойчивость, уговори ее. Она всегда считала себя совершенно здоровой, но возраст игнорировать нельзя.

- Постараюсь, - пообещал отец. - Но будет нелегко.

- Постарайся! Хотя бы ради собственного спокойствия. Как ни странно, после этого разговора с мне стало легче. Было проще считать, что мама больная, чем, что она злая.


А на следующий день папа снова позвонил.

- Оля, мама в больнице, - сообщил он растерянно. - Скорую пришлось вызывать...

- Что случилось? - испугалась я.

- Кажется, у нее инсульт! Сижу тут в коридоре и жду, когда кто-нибудь из врачей выйдет...

- Куда ехать? Я сейчас буду...


Сразу же села в машину и через двадцать минут была в больнице. Отец сидел на стуле, сгорбившись. Увидев меня рядом, подскочил, крепко обнял.

- Хорошо, что ты приехала, - выдохнул с облегчением.

- Что с мамой? - спросила я.

- Не знаю. Пока ничего не знаю...


Сколько мы просидели в коридоре, точно не скажу. Наконец к нам вышел врач и сообщил, что у матери периферическое поражение лицевого нерва, и это, слава богу, не связано с инсультом. Недели полторы ей придется провести в больнице, пройти курс лечения кортикостероидами, витаминами и другими препаратами, а потом надо будет еще довольно долго и последовательно лечиться амбулаторно. Когда я увидела мать, у меня пропал дар речи. Даже не представляла, что она может так выглядеть! У нее была парализована одна сторона лица. Правое веко как-то свисало, правая щека вытянута, губы искривлены, из опущенного уголка рта вытекала слюна...


В тот момент я забыла все обиды, всю боль, которую пришлось пережить, стало так жалко маму! Подошла к ее кровати, хотела прикоснуться, погладить по плечу, но не смогла: несмотря на свое состояние, родительница глянула на меня так, что мурашки побежали по коже.

- Как ты себя чувствуешь? - прошептала я, одернув руку. Она не ответила.

- Не переживай, мы с тобой, - продолжала я, несмотря на ее реакцию. - Ты обязательно поправишься!

- Уходи, - с трудом промычала мать, глядя на меня, и добавила, обращаясь к папе: - А ты останься...

Обиды нужно забывать

Мне пришлось выйти в коридор и там дожидаться отца. Вскоре вышел и он. Сказал, что жена велела ему привезти ей необходимые вещи и потребовала, чтобы никто не приходил к ней в больницу.

«Надо же, - думала я по дороге домой. - Даже в таком состоянии остается верна себе. Ну почему, почему она меня так ненавидит?!»


Через пару дней я привезла бабушке продукты и рассказала ей о том, что мама в больнице и что приходить разрешила только отцу, а меня не хочет видеть.

- Вот ведь зараза такая! - неожиданно взорвалась бабуля. - Видеть она никого не хочет, видите ли! И сейчас девочку изводит, мерзавка, даже в таком состоянии! И правильно, что ей рот искривило! Всю жизнь была всем недовольна, надо всеми издевалась, вот Бог ее и наказал! Так ей и надо! - старушка перекрестилась и прошептала: - Господи, прости мою душу грешную! Но я все-таки к ней поеду и все выскажу! Отвези меня! И пусть знает, что квартиру свою завещаю тому, кому захочу. Уж точно не ей!


- Бабулечка, - я подошла к бабушке и обняла ее. - Ну, хоть ты не расходись! Ведь зло порождает зло... Не надо нам этого, прошу тебя, я так устала от постоянного напряжения! Давайте все-таки как-то жалеть друг друга!

- А она тебя жалеет? - не унималась бабуля. - А сына моего жалеет? Кого она вообще когда жалела, врушка злобная, бесовское отродье?! Всю жизнь я молчала, а теперь не буду!

- Нет, бабушка, как раз теперь и нельзя ее расстраивать, чтобы хуже не стало. Маме и так тяжело, ты бы видела эти губы, эту слюну, которая течет изо рта...

- Бедная моя девочка... - бабушка погладила меня по голове. - Всю жизнь тебе достается... Ладно, ладно, не переживай, выздоровеет твоя мамаша, такие, как она, живучие. Скорее других в могилу сведут, чем сами на тот свет отправятся...


От бабушки я приехала расстроенная. Как ни странно, меня мучило чувство вины перед матерью. «Я обязана как-то найти с Ней общий язык, - говорила сама себе. - Отец один не справится. Нехорошо это - бросать ее в таком состоянии, потом себе не прощу». И на следующий день отправилась в больницу вопреки запрету матери.

- Что, пришла насладиться моим видом? - прошипела она. - Я чуть не умерла, а вам всем наплевать!


Говорила родительница уже лучше, лечение давало свои результаты.

- Мам, что ты, нам не наплевать! Мы тебя любим и хотим, чтобы ты поскорее выздоровела, так и будет, вот увидишь.

- Ладно, иди, - произнесла мать уже менее агрессивно. - И без твоей помощи справлюсь.


Когда муж вечером спросил, что со мной, я вдруг расплакалась. И рассказала ему и о разговоре с бабушкой и о своем сегодняшнем визите в больницу.

- Да плюнь ты на все эти дрязги! Так тебе никаких нервов не хватит. Спать пошли...

Как ни странно, прижавшись к Коле, я успокоилась и уснула мгновенно. А на следующее утро решила: «Ну и ладно. Сделала все, что могла. Насильно мил не будешь». Через три дня мать выписали из больницы.


Врач назначил лечение в реабилитационном центре, который находился рядом с нашим домом. Об этом мне рассказал отец. Лучшим решением было бы поселить маму на некоторое время у нас, чтобы не приходилось ездить через весь город. Мне было страшно такое предлагать, но, тем не менее, сделала это. Хотя, конечно, не представляла себе, как мы выдержим с ней под одной крышей. Коля сам поехал за моей мамой. В ожидании я ходила из угла в угол, не могла найти себе места. Сердце колотилось как бешеное...


Через час услышала шаги на лестничной площадке. Открылась дверь, вошли родители и Коля. Мама стояла в коридоре, опустив глаза, с видом побитой собаки. Куда только делась ее спесь... Неужели это она? Ее как подменили... Я вопросительно посмотрела на Колю, мол, что ты с ней сделал.


Так и не узнала, что сказал матери мой муж, но она вдруг прошептала: «Прости меня, дочка». Я не верила собственным ушам, поэтому спросила:

- Что случилось?

- Прости, - повторила она. - Прости, что я была такой ужасной, такой скверной матерью для тебя!


Мне стало не по себе. Чувства захлестнули, едва устояла на ногах. Хотелось броситься к маме, обнять ее, но... не могла! Что-то мешало - будто сковали по рукам и ногам.

- Входи, - только и сказала. - Хочешь чаю?


...С тех пор минуло четыре месяца. Мама прошла курс физиотерапии, массажа, лечебной физкультуры. Мы уговорили ее полностью обследоваться, она принимает лекарства. Стала спокойнее. А если и случаются приступы гнева, то гораздо реже, и мама старается держать себя в руках. Как-то даже призналась, что гордится мной и благодарна, что я не бросила ее в беде. Она - трудный человек, но я ее люблю, это ведь моя мать. А когда любишь кого-то, нужно уметь прощать и забывать обиды. Да, от детских воспоминаний не избавиться, но не стоит все время оглядываться назад. Смотреть в будущее намного интереснее и перспективнее...

Нравится
Не нравится
06:05

1 отзыв

14:34
Я+1
+1
Хорошо что у меня есть своя квартира. Хорошо, что я не зависима, не смотря на свою инвалидность. А у героини, много терпения и чистая душа, я бы так не смогла. Хотя я наверное пережила из за матери не меньше, если не больше. Сейчас мы не общаемся и где то в глубине души, я ее для себя похоронила. А ведь когда то давно, я безумно любила ее.
Но счастья она мне не дарила никогда, даже пока не пила, даже в детстве.
Мне было дело помогли родители и на том спасибо
При живой матери, я сирота. Отец умер от пьянства много лет назад, а мать сейчас пьет. Пьет по черному, да и я уже с ней не борюсь. Устала
  • Качество:

Анкета дня

Дженни
Дженни

Именинники

Вчеравсе
Завтравсе
Сайт инвалидов поздравляет всех с Новым 2012 годом!

Войти на сайт

Дуэли