История из жизни о парне с одной рукой.

У него была одна рука, но он стремился к полноценной жизни

У него была одна рука, но он стремился к полноценной жизни

Все начиналось в красках радостных и светлых. Бог дам мне многое. Он наделил меня хорошим музыкальным слухом, чувством цвета, формы, певческим голосом, превосходной координацией движения. И в школьные годы, и в студенческие я был в среде поющих, танцующих, рисующих и стихи сочиняющих. Фестивали, конкурсы, поездки, КВН-ы. При этом еще успевал хорошо учиться. Стал художником-преподавателем с хорошим рейтингом.

В 1986 году я с коллегами-художниками рубил деревянные скульптуры для детского сада. Питались мы тогда преимущественно кашами, приготовленными на молоке, потому что были прикреплены к детсадовской кухне. Не знаю, какому повару пришло на ум растворить загустевшую кашу сырым молоком. В один из дней я вышел на работу с болями в суставах рук и ног.
Диагноз – ревматоидный полиартрит. Болезнь обострялась при переохлаждении, при контакте с водой, от острой пищи, от употребления свежих фруктов и овощей. Раньше можно было все, а потом практически ничего. Это угнетало, било по нервам, травмировало сердце.
От докторов я постоянно получал рекомендации о щадящем режиме, проходил обследования, в которых фиксировалось ухудшение здоровья. Мне выписывали рецепты, давали уколы в вену, в том числе золотосодержащий Реопирин. Ездил на лечения в Карпаты, Пятигорск. Кисловодск, азербайджанский Нафталан. Санаторно-курортное лечение полиартрита предполагает обертывание грязями, озокеритные аппликации, радоновые ванны. Все эти прогревающие процедуры вводят тело в состояние ускоренного веществообмена. Но нагрузки на сердце при этом колоссальные. Часто прерывал сеансы лечения, а иногда и весь курс лечения.
К старым болячкам добавились новые. Из-за таблеток появились медикаментозные язвы желудка и двенадцатиперстной кишки, нашли камни в надпочечниках. Начали лечить язвенную болезнь. Таблетки помогали, но от них увеличивалась отечность рук и ног. Цикл двух болезней замкнулся. Медики разводили руками и рекомендовали готовиться к инвалидности. Но мне тогда не было еще и тридцати! А карьера? А женитьба?
Суицидальные мысли роились в моей голове. 
Виделось большое озеро, на середину которого я заплыву, нырну и так закончу свою жизнь. Но не хотелось уходить просто так. «Show Must Go On!» – говорил я себе. Было желание устроить что-либо такое, что смогло бы доказать мне и другим о не случайности моего пребывания на этом свете.
Я схватился за кисти и карандаши. Решил устроить свою персональную выставку живописи и графики. Труднее всего было натягивать холсты на подрамники. Подрамники я закреплял на столе, коленом зажимал холст в нужном месте и несколько раз пытался вбить в дерево гвоздь. Каждый удар молотком по гвоздю сопровождался болью в костях. Но мной руководила цель: победить собственную никчемность.
Выставка прошла в самом лучшем зале.
 Были друзья, девушки, цветы, продажи картин. Потом были и другие выставки. Появились поклонники творчества, опять появились коллеги. В беседах неожиданно выяснилось, что художники в большей своей массе – тоже не самые счастливые люди. Для них творчество – что-то наподобие спасательного круга. Я уже не рубил скульптуры, только расписывал холсты, но я вернулся в общество людей! У меня еще была подвижной левая рука. Я научился рисовать ею.
В 1995 году появилась информация о чудо-целителе. Он только что приехал из Германии, где стажировался. Лечение этого врача базировалось на гомеопатии. К гомеопатии даже в среде медиков относились, как к шарлатанству. Отмахнулся и я. Во-первых, слишком дорого: 250 советских рублей за курс. Но моя мать тайно от всех продала козу, вручила мне деньги, и настояла на визите к гомеопату.
Кабинет назывался «Биотерапия». Там проводили диагностику при помощи электромагнитных волн. Датчики ставились на пальцы рук и ног. Диагностирующий аппарат подключался к компьютеру. В программу были заложены картины болезней. Врач, обследовавший меня, за время диагностики успел пожаловаться, как ему не доверяет традиционная медицина, как обвиняют его в крохоборстве, успел поведать, что в его методе есть и мистика, и методы Ванги, даже астрология. Мне, признаюсь, было тогда все равно. 
Я больше думал о том, что зря мать козу продала.
Это сейчас я знаю об информационных свойствах кристаллов, о воде «живой» и «мертвой». Знаю о том, насколько вредно парное молоко. Сырое молоко всегда содержит бруцеллы, которые, собственно, полиартрит и вызывают. При этом животное само не болеет. Для козы, овцы или коровы сосуществование с бруцеллами – вполне естественное состояние. Коровы комфортно сосуществует даже с палочками оспы. Человеку такое соседству опасно. Современное лечение бруцеллеза заключается в том, что больному дают рафинированный сахар, политый настойкой из штаммов бруцелл. Штаммы – мертвые тельца, но фагоциты их различают, более активно включаются в работу, человеческий организм сам побеждает болезнь.
Через четыре месяца на руках и ногах сошли солевые наросты. Во дворе зимой я работал в одной рубашке. Никаких лекарств я уже не принимал. Южные города стали для меня не местами лечения, а мечтой об увлекательных путешествиях.
Я опять стал ездить. Во время одной из поездок познакомился с женщиной-инвалидом. Если бы не моя недавняя болезнь, я бы, возможно, и не обратил на нее никакого внимания. Только пожалел бы. 
Но болезнь показала мне другую сторону жития-бытия. Почти все пережили за свой век какой-либо кризис. На ком-то черная полоса наложила неизгладимый отпечаток. Женщина, которая вскоре стала моей супругой, перенесла инсульт. Она лежала целый год в кровати, но, встав, заново научилась ходить и разговаривать. Ее правая рука так и осталась неподвижной. Но в остальном она – как все. Я словно увидел в этой женщине себя в те времена, когда с одной рукой карабкался к жизни. Познакомились, разговорились, а через полгода женились. Теперь у меня три руки. Третья готовит удивительно вкусные борщи.
Моя история о чудесном исцелении на этом не закончилась. На 68-м году жизни заболел полиартритом мой отец. Он был человеком очень крепкого телосложения из рода долгожителей. Его мать, моя бабушка, прожила 94 года. Отец умер в 72. Причина банальна: любил побаловать себя парным молочком. Я его постоянно убеждал, что сырое молоко – это яд для человека. Отец смеялся и отвечал: «Меня никакой черт не возьмет!» Под конец жизни отложения солей сковали ему все суставы, движения были похожими на движения робота. Сердце не выдержало. Умер. О вреде сырого молока говорилось много, но в деревнях его все еще пьют его по старинке без кипячения.
Я своего отца тоже возил в кабинет «Биотерапия». Он упрямился, но я настоял. Врач задал отцу вопрос: «А вы верите в бога?» Отец выскочил из кабинета и отказался лечения. Он был атеистом, коммунистом и ни во что не верил. Я сам крестился в 30 лет. Пришлось тогда перебороть в себе и упрямство, и никчемность. Отца же переубедить не удалось. Он даже, пребывая в болезни, попивал молочко парное, хвалил пенку, а бывало так, что и водочку. Мучился, ел горстями обезболивающие таблетки. Но при этом очистить себя крестным знамением все же стеснялся.
Я продолжаю рисовать, пишу книжки, но при этом еще верю в высшие силы. Они добры.

Нравится
Не нравится
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...

Анкета дня

Дженни
Дженни

Именинники

Сайт инвалидов поздравляет всех с Новым 2012 годом!

Войти на сайт

Дуэли